Афганский ребус
Политика
0

24.10.2017

Афганский ребус

Мария ТОМИЛЕНКО

Положительного эффекта в афганском урегулировании можно достичь только при участии такого мощного государства, как Россия, считает эксперт из Пакистана.


Что же такого загадочного таит в себе афганская земля? Каким образом и по каким причинам самые могущественные державы так и не сумели одержать победу над Афганистаном? Что надо сделать сегодня, чтобы в эту страну пришёл мир, и какую роль в этом может сыграть Россия? Ответы на эти и другие вопросы попытался дать генерал-лейтенант в отставке Асад Дуррани, возглавлявший в начале 1990-х годов межведомственную разведку Пакистана, в лекции «Афганский ребус», с которой он выступил на днях в Москве в Военном университете Министерства обороны РФ.


Каждый раз, когда происходит интервенция в Афганистан, заметил Асад Дуррани, события, как правило, развиваются по следующему сценарию – иностранная держава, обладающая военным превосходством, вторгается на афганскую территорию, захватывает Кабул, другие крупные города. Со стороны регулярных вооружённых формирований агрессор почти не встречает сопротивления и не испытывает каких-то серьёзных проблем с военной точки зрения. Однако проблемы появляются тогда, когда племенные общности и различные фракции начинают оказывать ожесточённое сопротивление агрессору, и к этому сопротивлению он оказывается не готовым.

Наша справка. Генерал-лейтенант в отставке Асад Дуррани – пакистанский военачальник и дипломат. Родился в 1941 году. После завершения учёбы в правительственном колледже в Лахоре поступил в национальную военную академию. Проходя службу в вооружённых силах, возглавлял сначала военную разведку. Затем, в 1990–1992 годах, – межведомственную разведку Пакистана (ISI). После ухода в отставку в 1993 году перешёл на дипломатическую службу. Был послом Пакистана в Германии и Саудовской Аравии. Является экспертом в военно-политических вопросах и проблемах международной жизни.


В качестве примера бывший руководитель пакистанской разведки привёл пуштунов, которые компактно проживают на территории Афганистана и которые всякий раз создают определённые трудности для захватчиков (по оценке 2016 г., население Афганистана насчитывало около 33,3 млн человек, из них пуштуны составляли не менее 38 процентов; они проживают, в основном, в центральных и южных провинциях. – Ред.). В тот момент, когда агрессор пытается решить проблему с пуштунами, новое восстание, новые беспорядки возникают уже в совершенно другом географическом регионе Афганистана. Это одна из особенностей, с которой захватчикам приходится сталкиваться при оккупации страны. Безусловно, такая форма ведения боевых действий не является конвенциональной или классической. Иными словами, особенность афганской войны состоит в том, что она ведётся не классическими методами.


Ещё одна афганская проблема, как считает пакистанский генерал, заключается в том, что Афганистану трудно восстанавливать государство после того, как удаётся прогнать агрессора. Всякий раз получается, как у известного в англосаксонском мире литературного персонажа – Шалтая-болтая. «Может быть, вы помните, – сказал Дуррани, – четверостишие «Шалтай-болтай сидел на стене, Шалтай-болтай свалился во сне». Я привожу это метафорическую аналогию, связывая разрушенное государство с Шалтаем-болтаем, который упал, развалился на множество мелких частиц. Каким образом мы можем собрать его? Каким образом мы можем восстановить государство, потерявшее свою территориальную целостность?»


И далее генерал привёл в пример историческую фигуру шаха Ахмад-шаха Дуррани, который в 1747 году сделал, казалось бы, невозможное (военачальник, пуштун по национальности, основал Дурранийскую империю, считающуюся началом современного Афганистана; поэтому в среде афганских пуштунов его принято называть Baba, т.е. отец. – Ред.). Он смог найти консенсус с многочисленными афганскими племенами и восстановить государство. «Я задавался вопросом, каким образом этот великий человек сумел сплотить великое афганское государство, которое чрезвычайно раздробленно, – сказал Асад Дуррани. – Подобно отцу-основателю Афганистана я верил, что нам удастся достичь упомянутого ранее консенсуса и нам удастся выстроить новое государство».


Действующая в Афганистане модель урегулирования неэффективна и требует серьёзной модернизации


В этих целях Пакистан, рассказал генерал Дуррани, предпринял в своё время определённые усилия в интересах восстановления государственной целостности Афганистана. Прежде всего необходимо было объединить многочисленные афганские группировки, которые зачастую преследовали различные интересы. В частности, необходимо было усадить за стол переговоров семипартийную группировку, которая была мощной политической силой в начале 1990-х годов. Необходимо было усадить за стол переговоров шиитские группировки, которые также играли значимую роль в процессе мирного урегулирования (шииты составляют до 19 процентов афганцев, в основном это хазарейцы – третья по численности группа населения, проживающая преимущественно в центральной части Афганистана. – Ред.). И, кроме того, необходимо было вести диалог с Мохаммадом Наджибуллой (президент Демократической Республики Афганистан в 1987–1992 гг., пуштун по национальности. – Ред.), присутствие которого также было необходимым условием для того, чтобы мир воцарился в Афганистане.


Одним из этапов мирного урегулирования стали встречи между представителями Пакистана и Ирана. По словам пакистанского генерала, состоялись три раунда переговоров. В одном из них Дуррани, как он это подчеркнул, лично принял участие, однако они, к сожалению, не принесли ожидаемого результата. Неожиданно произошло событие, вследствие которого планам по мирному урегулированию в Афганистане не суждено было состояться. Наджибулла внезапно отказался от роли лидера страны. «Конечно, мы были готовы, что на смену режима Наджибуллы придут моджахеды, однако это произошло внезапно, и мы не были готовы к этому сценарию, – утверждал бывший руководитель межведомственной разведки Пакистана. – Мы не были готовы потому, что перед тем, как действующий глава Афганистана сложил бы свои полномочия, требовалось сформировать новое правительство, но этого не произошло». По словам генерала, процесс мирного урегулирования не стоял на повестке дня у многочисленных, часто разрозненных группировок, каждая их которых преследовала свои определённые цели. «Это был тот урок, который мы извлекли в ходе мирного урегулирования», – заметил Дуррани.


Далее он рассказал, почему возникло исламистское движение «Талибан», которое получило поддержку не только пуштунов, но и населения Афганистана в целом (Верховный суд РФ признал «Талибан» террористической организацией 14 февраля 2003 г. – Ред.). По его мнению, это произошло потому, что афганское население просто устало от бесконечных стычек враждующих между собой вооружённых группировок.


«Талибан» стал тем решением, тем компромиссом, к которому необходимо было прийти. Движение получило поддержку и со стороны США, и со стороны Саудовской Аравии. Однако оба государства преследовали собственные интересы. Речь шла о финансовой выгоде, о финансовой заинтересованности. Пакистан, как отметил Дуррани, поддержал движение талибов по иным причинам – в своём стремлении к достижению мира на афганской земле. Кроме того, шаги лидеров талибов стали продолжением волеизъявления афганского народа. Однако Исламабаду не удалось убедить моджахедов (членов нерегулярных вооружённых формирований, возникших в ходе гражданской войны 1979–1992 гг. – Ред.) сотрудничать, а не воевать.


Не исключена возможность интеграции Пакистана в качестве наблюдателя в Организацию Договора о коллективной безопасности

 

К тому времени, когда американцы ввели свои войска в Афганистан (2001 г., операция «Несокрушимая свобода». – Ред.), продолжил далее пакистанский генерал, движение «Талибан» было значительно ослаблено. После ввода американских войск талибы выступили с инициативой о возобновлении отношений с новым кабульским режимом (в декабре 2001 года на Боннской конференции афганских политических деятелей Хамид Карзай был поставлен во главе переходной администрации Афганистана. – Ред.), заявив: «Хватит. Афганистан выстрадал достаточно». Однако предложение талибов о прекращении вооружённых действий на территории Афганистана было по каким-то причинам отвергнуто.


Когда талибы попытались найти компромисс, им ответили отказом на том основании, что они-де являются вооружённым формированием и не являются представителями какой-либо политической силы или политической партии. После того как переговоры с представителями движения «Талибан» не увенчались успехом, гражданская война в Афганистане продолжилась.


Талибы стали набирать силу, и тогда Пакистан решил, что теперь настал черёд вести с ними переговоры. Однако ему вновь ответили отказом, говоря о том, что теперь уже сложно разговаривать с талибами с позиции силы, так как они набрали мощь за счёт племён, выступивших на их стороне. Поэтому сначала необходимо ослабить талибов. По мнению пакистанского генерала, данная позиция совершенно нерациональна, но, к сожалению, военачальники любят разговаривать с позиции силы. Хотя в данной ситуации это было неприемлемо.


«Сразу возник вопрос: если мы будем всё же пытаться ослабить талибов, не станут ли они от этого сильнее? – отметил Дуррани. – На самом деле так всё и случилось. В этом заключается основная проблема тех кругов, которые пытались урегулировать ситуацию в Афганистане. Они, выступая в интересах мира, пытались выждать время, пытались выбрать нужный, подходящий момент для того, чтобы усадить талибов за стол переговоров, когда те ослабнут, но эта политика себя не оправдала».


Бывший глава межведомственной разведки Пакистана считает, что война в Афганистане будет продолжаться до тех пор, пока оттуда не уйдут американские войска. «Я осознал, что присутствие американских войск на территории Афганистана является одним из тех факторов, которые обусловливают продолжающуюся гражданскую войну в этой стране, – заявил он. – И до тех пор, пока в Афганистане присутствует иностранная сила, война там будет неизбежна, она будет продолжаться».


Наша справка. Максимальная численность американских войск в Афганистане одно время превышала сто тысяч человек. Однако подавить сопротивление талибов не удалось, серьёзного улучшения ситуации в Афганистане американские войска и поддерживающие их многонациональные «Международные силы содействия безопасности» не добились. В стране закрепились ячейки террористической организации «Исламское государство» (запрещена в России), обретшей сторонников среди боевиков антиправительственных формирований. В августе этого года президент США Дональд Трамп принял новую стратегию в Афганистане, в которой по предложению Пентагона по-прежнему сделана ставка на силу и расширение американского военного присутствия.


Рассказывая курсантам и преподавателям российского Военного университета об афганской войне, генерал Дуррани подверг критике политику США в отношении кризисных ситуаций в различных регионах мира. «История полна примеров, когда действия США не способствовали мирному урегулированию той или иной международной проблемы. После событий 11 сентября 2001 года не раз предпринимались попытки урегулирования кризисных ситуаций путём переговоров, однако США всякий раз вмешивались, срывая этот процесс. Один из примеров – события в Ираке», – отметил пакистанский эксперт.


По его мнению, вокруг Афганистана идёт большая игра, в которой слишком много участников. У них совершенно разные геополитические цели, в достижении которых одними игроками не заинтересованы другие. Есть и финансовые интересы. Например, «Талибан» от войны получает ежегодно 500 млн долларов. Местным властям приходится договариваться с полевыми командирами этого движения и платить дань за то, чтобы на определённых территориях сохранялся мир. «В частности, существует практика выплаты «калыма» талибам для обеспечения прохождения конвоев НАТО», – заявил пакистанский генерал. И добавил, что пока в Афганистане есть такая форма финансовой заинтересованности, говорить о мире в этой стране не приходится.


В этой связи Дуррани особо подчеркнул, что действующая в Афганистане модель урегулирования неэффективна и требует серьёзной модернизации. «Нынешний четырёхсторонний формат урегулирования ситуации в Афганистане (КНР, США, Пакистан и Афганистан) себя изжил, необходимо его изменить, – утверждает он. – Положительного эффекта в афганском урегулировании можно достичь только при участии такого мощного государства, как Россия», – сказал пакистанский генерал. При этом он особенно выделил положительную роль РФ в борьбе с группировкой «Исламское государство» и другими международными террористическими организациями, которые действуют на территории государств Центральной Азии.


Наряду с Россией генерал назвал и другие страны, которые заинтересованы в мирном урегулировании в Афганистане. Это, по его словам, Пакистан, Иран и Китай, которые выстраивают продуктивные взаимоотношения, чтобы положить конец войне в Афганистане. Этим странам, считает Дуррани, следует активно сотрудничать в деле поиска и поддержки влиятельных лиц (лучше всего афганцев), которым предстоит выступить в роли «переговорщиков» (по племенной модели или по опыту ОБСЕ) и найти компромисс между основными действующими в Афганистане «игроками».


Дуррани также напомнил, что в текущем году в обсуждении афганского вопроса приняла участие и Индия. Он опроверг утверждения о том, что Пакистан не желает участия Индии в афганском урегулировании. «Между Пакистаном и Индией существуют разногласия, которые сложились исторически, но мы заинтересованы в привлечении к решению афганского вопроса как можно больше заинтересованных сторон», – заявил он.


При этом пакистанский генерал высказал мнение, что возможность размещения американских войск в Индии исключена – хотя президентом США Дональдом Трампом делались соответствующие заявления. «Индия вряд ли согласится разместить иностранные воинские контингенты на своей территории, – сказал пакистанский генерал. – Индийцы слишком умны, чтобы позволить событиям развиваться подобным образом».


Он также отметил, что Исламабад и Вашингтон преследуют разные интересы и вовсе не являются союзниками в афганском вопросе. «Я хотел бы констатировать тот факт, что, несмотря на общепринятую точку зрения о том, что Пакистан и США, преследуя единые цели, борясь с террористическим движением, якобы союзники, на самом деле таковыми не являются. В действительности Пакистан и США преследуют разные цели, разные интересы, и мы – противники» – заявил Дуррани, и обратил внимание на то, что нынешний американский президент «очень громко сейчас заявляет о своей негативной позиции в отношении Пакистана, называя его спонсором терроризма».


Приём в Шанхайскую организацию сотрудничества в качестве наблюдателя имеет большое значение для Пакистана и Центрально-Азиатского региона


Пакистанский эксперт отметил особую важность Центрально-Азиатского региона в мировой архитектуре безопасности. Он рассказал, что приём Пакистана в Шанхайскую организацию сотрудничества в качестве наблюдателя имеет большое значение для его страны и всего региона. В будущем Исламабад намерен развивать свою деятельность в рамках ШОС. Не исключена возможность интеграции Пакистана в качестве наблюдателя в Организацию Договора о коллективной безопасности.


Наша справка. Исламская Республика Пакистан как суверенное государство образовалась в 1947 году в результате раздела территории Британской Индии. Пакистан – шестая по численности населения страна в мире (207,8 млн жителей по данным переписи 2017 года) и вторая по численности приверженцев ислама. Вооружённые силы Пакистана являются шестыми по численности на планете и оснащена ракетно-ядерным оружием. В последние годы отношения между Пакистаном и Россией позитивно развиваются, в 2011 году Россия поддержала пакистанскую заявку на вступление в ШОС.


После своего выступления Дуррани ответил на многочисленные вопросы присутствующих на его лекции курсантов и преподавателей. В частности, отвечая на вопрос, кто из лидеров моджахедов оправдал возлагавшиеся на них надежды, а кто нет, бывший руководитель пакистанской межведомственной разведки сказал, что в годы гражданской войны с советским участием лучшим полевым командиром был Ахмад Шах Масуд (после вывода советских 
войск из Афганистана возглавил населённый в основном таджиками северо-восточный регион Афганистана, убит в результате покушения в 2001 г. – Ред.). В числе лучших полевых командиров был назван и Исмаил-хан – очень сильный человек, как сказал Дуррани (он командовал в период существования ДРА западной объединённой группировкой моджахедов и был известен как «лев Герата»; по мнению экспертов, он был наиболее талантливым военачальником «шиитской восьмёрки» – военно-политического альянса восьми исламистских партий. – Ред.).


Мохаммад Наджибулла был умным человеком, отметил генерал Дуррани. Однако, принимая во внимание то, что он был поставлен на власть Советским Союзом, не мог претендовать на роль политического лидера в Афганистане. Наджибулла всегда воспринимался населением как чуждый элемент на территории страны, считает пакистанский эксперт.


Что касается Гульбеддина Хекматияра (полевой командир, лидер Исламской партии Афганистана, являвшийся в 1993–1994 гг. и в 1996 г. премьер-министром Афганистана. – Ред.), то его бывший руководитель пакистанской межведомственной разведки назвал чрезвычайно жестоким человеком, хотя и обладающим «выдающимися организаторскими способностями». Он, по мнению Дуррани, также не мог претендовать на роль лидера страны. Когда пакистанские структуры попытались выстроить отношения с многосторонним альянсом исламистских группировок, фамилия Хекматияра была последней в списке возможных претендентов на роль лидера страны.

 

«Красная звезда»



Комментарии [0]



Оставить комментарий:
Имя:
E-mail:
Текст сообщения:
Код подтверждения: